Интерфакс-ЭРА

Эколого-энергетическое рейтинговое агентство

Оценка эффективности предприятий

Методика оценки энергетической эффективности предприятий

Энергоэффективность характеризуется соотношением экономического потенциала на единицу и потребляемой энергии. Индикатор энергетической эффективности П/Э (см. обозначения) для каждого предприятия рассчитан по отношению выручки (за вычетом средней в подотрасли маржи) к расходу энергии. По этим вариантам оценки определено среднее значение для всей совокупности предприятий, которое принято за норму, равную 100%. Уровень энергетической эффективности выражен через отношение индивидуального П/Э каждого предприятия к среднему для всей совокупности проанализированных предприятий. Соответственно, предприятие, у которого индивидуальное отношение П/Э в два раза выше среднего, имеет оценку 200%, а предприятие с эффективностью вдвое ниже средней имеет оценку 50%.

При оценках динамики энергетической эффективности (2013/2005 … 2013/2012) использование натуральных показателей объема продукции уже вполне корректно. Так как изменения выпуска продукции могут быть выражены в процентах (хоть для пива, хоть для стали), то их сопоставление с изменениями потребления энергии не препятствует последующим межотраслевым сравнениям. Отношение (П/Э)2013/(П/Э)2005(..2012) является величиной относительной и не зависящей от единиц, в которых измеряется произведенная продукция (тонны, штуки, куб.м, кв.м или кВт/час и т.д.).

Методика оценки ресурсной эффективности предприятий

Ресурсная эффективность производства В определяется с использованием шести индикаторов антропогенного воздействия на среду. Для получения интегрального значения В использована процедура нормирования каждого вида воздействий на величину экономического потенциала (выручка, персонал, объемы продукции). Далее для всей совокупности предприятий определены средние значения каждого из нормированных воздействий, которые приняты за норму, равную 100%. Соответственно, каждое из шести типов воздействий любого предприятия можно выразить в процентах к уровню, принятому за 100, просуммировать шесть оценок и разделить на шесть. Полученное соотношение экологических воздействий и экономического потенциала (В/П) по сути является величиной, обратной к ресурсной эффективности (П/В), которая вычисляется путем обратного преобразования. Динамика ресурсной эффективности определяется как отношение уровня ресурсной эффективности в разные годы (2013/2005 и 2013/2012).

Расчет энерго-ресурсной эффективности производится по формуле среднего геометрического из значений ресурсной и энергетической эффективности и их динамики.

Методика оценки технологической эффективности предприятий

Расчет производится по аналогии с расчетом ресурсной эффективности, только вместо нормирования на индикаторы экономического потенциала предприятия используется нормирование шести видов воздействия на потребление энергии.

Значения основных индикаторов, которые рассматривались в 2008 году в качестве средней нормы (принятой за 100%) для объединенно оцениваемых экономик России и Казахстана, приведены в таблице. Для сравнения предприятий России и Казахстана друг с другом в разные годы произведены пересчеты в рубли и тенге с учетом курсов валют и инфляции.

Значения индикаторов, принятые в расчетах эффективности за 100%
Название показателя, единица измерения Значение
Использование воды куб. м на 1 тонну условного топлива (т.у.т.) 34.0
Сброс загрязненных стоков куб. м на 1 т.у.т. 12.3
Выброс в атмосферу стационарных источников кг на 1 т.у.т. 12.2
Выброс в атмосферу подвижных источников кг на 1 т.у.т. 3.8
Образование опасных отходов кг на 1 т.у.т. 197
Энергопотребление на 1 занятого в реальном секторе — т.у.т. 82.5
Энергопотребление на млн. рублей выручки в реальном секторе — т.у.т. 39.2
Энергопотребление на млн. тенге выручки в реальном секторе — т.у.т. 8.08
Выручка на 1 занятого в реальном секторе — тыс. рублей 2198
Выручка на 1 занятого в реальном секторе — тыс. тенге 10644

Более детально с методикой объединения нескольких показателей в интегральный индекс можно ознакомиться на сайте АНО «НЭРА», разработки которого использованы для создания рейтингов Интерфакс‑ЭРА.

Методика оценки экосистемной эффективности предприятий

Два предприятия с одинаковыми выбросами-отходами реально имеют разное влияние на природную среду в зависимости от ее ассимиляционного потенциала. При высоком потенциале (мощные и мало нарушенные экосистемы) воздействие имеет гораздо меньшие последствия, чем такое же воздействие, но произведенное в истощенных или сильно нарушенных экосистемах, где оно реально может повлечь за собой критическую ситуацию. Тем самым экосистемная эффективность отражает не формально-статистическое, а реально ощущаемое влияние производства всеми, проживающими в районе его месторасположения.

По смыслу этот показатель  логично измерять как отношение потенциала устойчивости экосистем в муниципальном районе, где размещено предприятие, к интенсивности воздействия данного предприятия на природную среду:

Формула

Числитель и знаменатель этой дроби выражены в процентах к среднему для России уровню, принятому за 100. Чем больше числитель - запас устойчивости экосистем (потенциал жизнеспособности природы) в регионе размещения и меньше знаменатель - воздействие предприятия на природу в этом месте, тем выше показатель экосистемной эффективности деятельности данного предприятия.

Методические принципы оценки фундаментальной эффективности

Суммарное экологическое воздействие определяется по объемам использованной предприятием воды, сброса загрязненных сточных вод, выбросов загрязнений в атмосферу стационарными источниками и автомобилями, образования отходов (I‑IV классов опасности) и использования земель. Суммарное энергопотребление определено по расходу электрической, тепловой энергии и первичного топлива в процессе производства продукции предприятия. Пересчет электричества и тепла в первичное топливо осуществляется по физическим эквивалентам. Оценка объема произведенной продукции опирается на данные по выручке (за вычетом средней отраслевой маржи), а динамика производства определена по стоимостным (с поправкой на инфляцию) и натуральным показателям изменения объемов выпуска основной продукции или предоставления услуг. Опираясь на суммарные показатели экологических воздействий (В), энергопотребления (Э) и производства продукции (П) для каждого предприятия определены четыре критерия эффективности:

  • Энерго-ресурсная эффективность — П/(В•Э). Это количество полезной продукции (в натуральном и стоимостном выражении) полученное на единицу затраченной энергии и единицу суммарного (по шести компонентам) экологического воздействия.
  • Технологическая эффективность — Э/В характеризуется через соотношение всей совокупности отходов‑воздействий на окружающую среду и объема проделанной предприятием работы (потребленной первичной энергии). Значительный объем отходов на единицу работы (затрат энергии) говорит о том, что «мотор» технического комплекса предприятия сильно «коптит».
  • Экосистемная эффективность  отношение потенциала устойчивости экосистем к интенсивности воздействия на природную среду.
  • Динамика эффективности — определяется как изменение эффективности (энерго-ресурсной и технологической) среднее за все годы периода с 2005 по 2013 гг. (+/- % в год).
  • Прозрачность эколого‑энергетической отчетности — определяется как отношение раскрытых (опубликованных или представленных в анкете) параметров к общему числу используемых в оценке. Этот показатель выражается в процентах. Он характеризует ответственность руководства компании (способность отвечать на заданные вопросы) и достоверность сделанных по этим ответам оценок эффективности.

Методика оценки прозрачности

Возможность измерения прозрачности связана с использованием одинакового набора количественных показателей для всех сравниваемых компаний (см. анкету (30 Kb)). Эколого‑энергетическая прозрачность компаний оценена путем подсчета числа показателей, которые были раскрыты предприятием для составления настоящего рейтинга, или опубликованы в предоставленных нам нефинансовых отчетах. Подчеркиваем, что в оценке учтены не только данные, предоставленные предприятием непосредственно в ходе последнего цикла разработки рейтинга, но и данные предоставленные в предыдущие годы. Также были учтены сведения о выручке и числе занятых на предприятии сотрудников, раскрываемые по требованиям закона об отчетности эмитентов ценных бумаг. Наконец в число раскрытых показателей включены «принудительно» прозрачные, сведения о воздействиях предприятия на природную среду, включенные в разные годы в федеральный и региональные доклады о состоянии и об охране окружающей среды.

Для каждого предприятия подсчитывается число показателей, по которым имеются численные значения. Это значение делится на число запрошенных в анкете показателей за соответствующий период оценки и умножается на 100. По этому простому алгоритму выполнена количественная оценка прозрачности за 2013 год и за другие периоды интервала 2005‑2013 гг. В настоящем рейтинге для сравнения предприятий по прозрачности использованы три критерия.

Первый критерий оценивает полноту данных за любой год из четырех, включенных в анкету для расчета рейтинга (2005, 2011, 2012, 2013). Подсчитывается число показателей, по которым в анкете есть сведения отдельно за каждый год и делится на общее число строк в анкете. В расчете рейтинга прозрачности участвует значение для того года, в который у предприятия зафиксирована максимальная прозрачность.

Второй критерий оценивает полноту данных по показателям (независимо от того за какой год они предоставлены). Подсчитывается число строк в анкете, в которых хотя бы за один год предприятие привело свою статистику.

Третий критерий оперирует общим за четыре года количеством заполненных ячеек анкеты. При этом каждое приведенное в анкете значение проверяется на предмет достоврности. Поскольку большинство использованных показателей наблюдаются официальной статистикой, всегда есть возможность перепроверить данные и выделить те значения, которые существенно выбиваются из ряда показателей у аналогичных по виду деятельности предприятий.

Недостаточно достоверными считались значения, которые в удельном исчислении (на 1 занятого, на 1 т.у.т. энергии и на 1 тыс.рублей выручки) у оцениваемого предприятия отличались от среднего для предприятий того же вида деятельности в 30 и более раз. Также признаком недостоверности, ошибок заполнения или сменой критериев отчетности считались значительные изменения показателей по годам, не связанные с изменениями других показателей производственной активности. В зависимости от числа признаков низкой достоверности каждое значение получало доверительный коэффициент от 1 (достоверное значение) до 0.25 (мало достоверное значение), с которым наличие данного показателя учитывалось в третьем критерии прозрачности. Если же данных вообще нет, то доверительный коэффициент по показателю равен нулю.

Итоговая оценка прозрачности, на основании которой проведено ранжирование, использованное для составления рейтинга эффективности 4511 предприятий, определялась как среднее из трёх критериев. При равенстве среднего значения по трем критериям более крупные предприятия ставились в рейтинге выше, поскольку в российской действительности на крупных производствах сложнее наладить полноценный учет даже тривиальных сведений. Ранжирование предприятий по прозрачности выполнено для всей совокупности представленных в базе компаний, а также для более узких выборок по отраслям, видам деятельности и регионам. Для удобства в таблице приведены колонки, в которых указано число предприятий в каждой выборке — региональной, отраслевой и по виду деятельности. Это позволяет сразу оценить как высоко или низко стоит предприятие в соответствующем рейтинге.

Методические особенности оценки крупных компаний реального сектора — холдингов

Источники информации

В начале 2014 года Интерфакс направил в 5000 предприятий России запрос о предоставлении анкеты с данными за 2005‑2013 годы. В общей сложности было получено около 500 анкет. Еще около 500 анкет было заполнено данными, представленными в годовых отчетах эмитентов, представленных на порталах раскрытия, в частности, на сайте Центра раскрытия корпоративной информации Интерфакса. Преимущество при обработке отчетов отдавалось предприятиям, входящие в крупнейшие компании реального сектора России, что позволило обеспечить максимальную точность оценки при последующем формировании рейтинга холдингов. По остальным предприятиям, которые не представили анкет, использованы сведения по выручке, численности персонала, производстве основных видов продукции, представленные в системе СПАРК. На основании отраслевой и региональной статистики, а также обобщения результатов «прозрачных» предприятий были определены средние для отраслей, регионов и видов деятельности значения энергопотребления, воздействия на среду и производства продукции однотипными предприятиями. Этот массив данных позволил анализировать не только предприятия, приславшие анкеты, но и те, по которым были лишь самые общие сведения о регионе расположения, виде деятельности, численности персонала, выручке и натуральных объемах продукции. Оценка таких предприятий является приближенной, и её точность сильно зависит от уровня «прозрачности».

Использованные данные

Для количественной оценки потребления энергии использованы данные о расходе предприятиями всех видов топлива (в пересчете на условное топливо), о потреблении электрической и тепловой энергии, полученной из внешних источников. Потребление энергии теплогенерирующими компаниями определялось как разность объемов израсходованного топлива и отпущенной потребителям электроэнергии и тепла. Для гидроэнергетических станций к объемам потребления на собственные нужды топлива, электроэнергии и тепла прибавлялись потери энергии потока воды в гидросистемах ГЭС (произведение высоты плотины-деривации на расход реки минус выработка электроэнергии), КПД которых различается от 29% (Каскад Верхневолжских ГЭС) до 93% (Ирганайская ГЭС). Для электросетевых компаний к собственному потреблению топлива, тепла и электроэнергии прибавлялись потери электроэнергии в сетях. Для теплосетевых компаний к собственному потреблению энергии также прибавлялись оценки потерь тепла в сетях.

Для количественной оценки воздействий на окружающую среду выбраны постоянно наблюдаемые госстатистикой показатели выбросов загрязняющих веществ в атмосферу от стационарных источников и автотранспорта, использования воды, сброса загрязненных сточных вод, образования отходов I‑IV классов опасности и земель, занятых объектами предприятия. Для объединения нескольких индикаторов в универсальный индекс уровня антропогенного воздействия (В) каждый индикатор выражается в процентах от суммы аналогичного вида воздействий на всей территории России в 2000 году, что позволяет суммировать оценки для разных видов воздействий. Для предприятий, не имеющих прямого стока загрязненных вод, использован показатель их передачи другим предприятиям (водоканалам) на очистку. Для водоканалов использованием воды считалось потребление на собственные нужды и потери в сетях. Валовой объем стока загрязненных вод водоканалами определяется объемом собственных стоков и стоков, полученных от предприятий, но не очищенных до нормативного уровня. Чтобы учесть как собственную эффективность водоканала, так и эффективность выполнения им услуг водоочистки в оценках использовано среднее между этими двумя показателями. Для гидроэлектростанций в оценке площади занятых земель использована площадь затоплений, нормированная (деленная) на число лет существования водохранилища или подпора озера (например, подпора Иркутской ГЭС озера Байкал), что отражает исторический процесс стабилизации его экосистемы. Аналогичное дисконтирование использовано для учета площади радиоактивно загрязненных земель (авария ЧАЭС), общая площадь которых распределена между действующими атомными электростанциями пропорционально их мощности.

Для количественной оценки производства полезной продукции использованы данные о выручке и объемах производства 4‑х важнейших видов продукции или услуг в натуральном выражении. В целях минимизации влияния ценовых факторов выручка предприятий за разные годы сопоставлялась с использованием коэффициентов роста цен. Кроме этого, для каждой отрасли и вида деятельности были определены средние значения выручки, получаемой на единицу физически измеренной производственной активности (по занятому персоналу, потребленным ресурсам и энергии). Наличие устойчивых внутриотраслевых различий позволило ввести для каждого вида деятельности поправку на среднюю маржинальность. С учетом этих поправок динамики производства в разные годы в денежных и в натуральных показателях были объединены.

Критерии рейтинга

Опираясь на суммарные показатели экологических воздействий (В), энергопотребления (Э) и производства продукции (П) для каждого предприятия определены четыре критерия эффективности:

  • Энерго-ресурсная эффективность — П/(В•Э). Количество полезной продукции (в натуральном и стоимостном выражении) полученное на единицу затраченной энергии и суммарного (по шести компонентам) экологического воздействия.
  • Технологическая эффективность — Э/В характеризуется через соотношение всей совокупности отходов‑воздействий на окружающую среду и объема проделанной предприятием работы (потребленной первичной энергии). Значительный объем отходов на единицу работы показывает, что «мотор» предприятия сильно «коптит».
  • Экосистемная эффективность  отношение потенциала устойчивости экосистем к интенсивности воздействия на природную среду.
  • Динамика эффективности — определяется как интегральное изменение эффективности (эко‑энергетической и технологической) среднее за период с 2005 по 2011 гг. (+/‑ % в год).
  • Прозрачность эколого‑энергетической отчетности определяется как отношение раскрытых (опубликованных или представленных в анкете) параметров к общему числу используемых в оценке. Этот показатель выражается в процентах. Он характеризует ответственность руководства компании (способность отвечать на заданные вопросы) и достоверность сделанных по этим ответам оценок эффективности. Предприятия и компании, прозрачность которых ниже 50%, в рейтингах размещаются на серых строчках, а в базе данных на сайте — на серых страницах. Это подчеркивает приближенность оценки.

Формирование оценки компаний

Расчеты эко‑энергетической и технологической эффективности и их динамики выполнены для 4511 предприятий России и Казахстана. Из всей совокупности были отобраны предприятия, входящие в 150 крупнейших компаний реального сектора России, как филиалы, дочерние или зависимые компании. Значения эффективности, динамики эффективности и прозрачности компании списка Тор‑150 являются средними взвешенными для представленных в нашей базе предприятий компании. Весом предприятия является квадратный корень масштаба его производственной деятельности, определенный по выручке, численности персонала и потреблению энергии. В некоторых случаях оценка компании‑холдинга выполнена на оновании небольшого числа и даже одного предприятия, если только оно было представлено в нашей базе. В дальнейшем для уточнения своего рейтинга фундаментальной эффективности заинтересованным компаниям достаточно предоставить по всем предприятиям заполненные анкеты.

Рейтинг компании определен по итогам четырёх вариантов ранжирования (эко‑энергетическая эффективность производства продукции, технологическая эффективность используемого оборудования, динамика эффективности, прозрачность). Подсчитывалась сумма мест, занятых каждой компанией в четырех ранговых списках. Место, занятое компанией при ранжировании по сумме мест и является рейтингом.

Методические особенности рейтинга фундаментальной эффективности за 2012 и последующие годы

В течение 10 лет (в начале в Независимом экологическом рейтинговом агентстве, а потом в Интерфакс‑ЭРА) при оценке экологической эффективности использовались шесть показателей воздействия на окружающую среду (вода, стоки, выброс и выхлоп автомобилей, отходы и используемые земли), интегрируемые в общую оценку с равными «весами». Такой подход был оправдан, поскольку в 2000 году не было ясно, что важнее для итоговой оценки — использование воды, образование отходов или выброс в атмосферу.

Сейчас, по прошествии 12 лет Интерфакс‑ЭРА уже располагает массивом данных, достаточным для статистически достоверного измерения математической тесноты связи итоговых критериев эко‑энергетической и технологической эффективности с каждым из первичных показателей. Такое измерение проведено по корреляции значений эффективности, рассчитанных с применением отдельно каждого показателя и рассчитанных с использованием одновременно всех шести показателей воздействия на среду. Несмотря на равный вес шести показателей в интегральной оценке, её корреляция с оценками, использующими каждый показатель отдельно, существенно различалась. Причин таких различий несколько.

Во‑первых, различна точность (и полнота) фиксации разных видов экологических воздействий на предприятиях. Если площадь занятого земельного участка известна точно, а объем использованной воды зафиксирован в счетах для оплаты услуг водоканалов, то выбросы в атмосферу порой никто не замеряет. Вместо результатов приборного учета в отчетах фигурируют проектные оценки (сколько в принципе может загрязнять воздух используемое предприятием оборудование).

Другой причиной различий показателей по способности интегрально отражать воздействие на природу является более высокая индикативность некоторых из них. Так используемая в производстве вода отражает не только потребление этого ресурса. Вода еще является растворителем для множества используемых в технологических процессах химических веществ и теплоносителем в системах отопления. В результате использование воды оказалось более универсальным индикатором. Лишь площадь земель, занятых объектами предприятий, а также загрязненных, затопленных и иным образом нарушенных, имела более высокую корреляцию с интегральными оценками воздействия на среду. Соответственно эта пара индикаторов (использование воды и земель) в новом цикле составления рейтингов имела максимальный весовой коэффициент при расчетах экологической эффективности. Примерно вдвое меньшую корреляцию (и вдвое меньший вес) имеет показатель автомобильных выхлопов. При расчете интегрального показателя воздействий на среду самый низкий вес (втрое ниже, чем у воды и земель) имеют показатели загрязненных стоков, образования отходов и выброса в атмосферу от стационарных источников.

Использованный способ определения весовых коэффициентов полностью объективен. Это не мнение экспертов, а математически выверенный результат. Более того, алгоритм придания весов делает оценку этих средних значений статистически более надежной за счет снижения роли показателей, подверженных действию случайных факторов и повышения роли показателей, имеющих более высокую статистическую надежность. Итоговый результат (интегральное воздействие на природную среду) стал более устойчивым и индикативным.

Следующая методическая новация рейтингов фундаментальной эффективности связана с учетом доли энергии (топлива, электричества и тепла), использованной на цели не связанные с основным производством. В отличие от статистического учета энергопотребления на конкретные технологические процессы, Интерфакс‑ЭРА рассматривает производство более широко, включая в него всю производственную инфраструктуру, транспорт предприятия и весь комплекс зданий, кроме социальных (не связанных с основным производством) объектов. Такой подход позволяет точнее связать энергопотребление, воздействия на среду и выпуск всего спектра продукции (а не только представленной в статформах) и формирующих выручку предприятия услуг. Но даже расширительное определение энергопотребления требует оценки количества энергии, израсходованной предприятием, но направленной на те самые непроизводственные цели — в детские сады или жилые дома бывшего заводского поселка. Только вычтя из общего энергопотребления эту часть (в расчете она именуется как доля непроизводственного энергопотребления — %НИ), можно корректно сопоставлять выпуск профильной продукции и энергию, затраченную на производственную деятельность. Именно энергия за вычетом %НИ сопоставляется с объемом произведенных предприятием продукции и услуг при расчете энергетической эффективности, как составной части критерия эффективности эко‑энергетической.

При расчете критерия технологической эффективности — количества отходов (воздействий на среду), образовавшихся на единицу физически проделанной работы (потребленной энергии), — иное отношение к непроизводственно использованной части энергии. Если вернуться к образу автомобиля, то технологическая эффективность, отражающая совершенство «мотора» производства, это образование выхлопных газов на литр сожженного топлива. Для корректной оценки не важно, что часть проделанной заводом работы в последующем использовалась не для основного производства. КПД мотора не зависит от целей его использования. Соответственно при расчете критерия технологической эффективности за 2011 год весь объем выбросов, стоков, отходов, воды, занятых земель и тех же выхлопных газов сопоставлялся с полным объемом затрат энергии, включая ту часть, которая потом ушла на отопление школ, бассейнов или иные непроизводственные цели. Именно эта особенность отличает расчет технологической эффективности от методики, использованной на предыдущих циклах составления рейтингов.

Сделанная коррекция методики исправила ранее существенно заниженные оценки технологической эффективности для тех предприятий, где при значительных выбросах, стоках, отходах существенная часть энергии (работы мотора) не участвовала в расчете, т.к. расходовалась на «непроизводственные нужды». В этой группе было много заводов из монопроизводственных поселков и городов, где значительная часть энергетической инфраструктуры завязана на основное предприятие.

Показатель общего потребления энергии формально не вызывает особых вопросов у специалистов. Однако, когда энергопотребление складывается из нескольких компонентов, обнаруживаются трудности с пониманием сути. В силу того, что в разных технологических процессах энергия участвует в разных формах (топливо, тепло, электроэнергия, поток воды в ГЭС…), преобразуется из одной формы в другую (топливо в тепло, поток воды в электроэнергию…), передается другим потребителям (тепло, электрогенерация) и/или теряется в сетях — надо, хотя бы схематично, пояснить, что считается энергопотреблением конкретного предприятия и как оно определяется.

Наибольшее количество первичной энергии поглощает теплоэнергетика в виде сжигания разных видов топлива. Однако энергетический эквивалент сожженного на ТЭЦ, ГРЭС в малых котельных газа или угля нельзя прямо считать энергией, потребленной этими станциями. Дело в том, что энергия сожженного топлива преобразуется в тепло (Гкал) и/или электроэнергию (кВт*час), которая передается множеству потребителей. Реально на электростанциях и котельных безвозвратно истраченной (конечно потребленной) является энергия равная разнице между энергетическим эквивалентом сожженного топлива (тут) и эквивалентом тепло‑электроэнергии, отпущенной потребителям по электрическим проводам или трубам теплоцентралей. В этой разнице сидит и КПД котлов (турбин), и потери в пристанционных сетях, и затраты на собственные нужды станции. Когда в анкетах, поступивших от теплогенерирующих станций, указано потребление топлива и электроэнергии на собственные нужды, эти значения нельзя прибавлять к значению «энергия топлива минус отпуск энергии потребителям», иначе произойдет двойной счет этого компонента и завышение общей оценки энергопотребления.

Специфической формой потребления энергии, не всегда адекватно отражаемой в отчетности предприятий, является использование автотранспорта. В большинстве видов деятельности потребление бензина, солярки или сжиженного газа является второстепенной статьей расхода энергии. Но для автотранспортных предприятий, горно‑обогатительных комбинатов и угольных разрезов эта статья выходит на первые позиции. Особая ситуация с расходом газа в газотранспортной системе, где потери энергии происходят не только в виде сжигания голубого топлива, но и в виде потребления на прочие технологические нужды и технологических потерях, масштабы которых могут превосходить топливное потребление газа в газотранспортной системе.

Особая тема — это оценка энергии, потребляемой в процессе передачи тепла или электричества по сетям. Прямое сжигание топлива у электросетевых компаний часто ограничено лишь автомобильным бензином или дизельным топливом. Для сетевых компаний и предприятий именно сетевые потери составляют основную часть их общего энергопотребления. Именно поэтому в тех случаях, когда в анкетах сетевые компании ограничивались данными о потреблении электричества и/или тепла на собственные нужды и не указывали потери в сетях, мы были вынуждены рассчитывать и прибавлять к этим данным оценку потерь по статистическим данным соответствующего региона.

То, что тепловые сети теряют энергию, известно всем и считается общим местом в рассуждениях об отсталости этих объектов инфраструктуры. Убежденность в энергетической неэффективности теплотрасс разрослась до масштабов мифа, в который все верят, не проверяя его. Но если теплотрассу сравнить, например, с ГРЭС, то КПД у множества теплосетей оказывается в разы выше, чем у суперсовременной ГРЭС. Дело в том, что огромное количество тепла при сжигании топлива на электростанциях не используется, а просто выбрасывается в окружающую среду (рассеивается в градирнях). Если электростанция не работает в режиме когенерации тепла и электроэнергии (а для ГРЭС это обычное дело), то КПД 40% считается вполне приличным показателем. Но 60% в этом случае непроизводительно теряется, тогда как для теплосетей уже при 15‑20% потерь говорят о крайней расточительности.

Еще более неожиданным даже для специалистов‑энергетиков является корректная оценка реального энергопотребления на ГЭС. Принято считать, что на гидроэлектростанциях затраты энергии ничтожно малы… ну прямо такой экологически чистый вечный двигатель. Это методологическое заблуждение. Затраты энергии на ГЭС огромны и это энергия подпертой плотиной воды. Энергия подпора является полным аналогом энергии топлива, сжигаемого на теплоэлектростанции. Запасенная в водохранилищах или деривационных срезках русла рек энергия преобразуется в электричество, но не вся... Как тепловая или электрическая сети теряют часть энергии, так и часть энергии потока воды теряется при прохождении через турбины или в холостых сбросах. Энергия потока воды определяется по среднегодовой величине расхода реки (куб. в секунду) и напорному уровню (высоте плотины или перепаду высот в деривационных срезках русла). В электрические провода попадает лишь часть этой энергии. Отношение среднегодовой выработки электричества к энергии подпёртой плотиной воды дает КПД гидроэлектростанции. Даже в самых эффективных каньонных ГЭС в электричество преобразуется только 75‑85% энергии потока воды, а 15‑25% теряется. Волжская ГЭС работает с фундаментальным КПД 54%, Жигулевская — 45%, Рыбинская — 35%. Каскад Верхневолжских ГЭС теряет более 70% энергии потока воды, накопленной в созданных для Угличской и Рыбинской ГЭС водохранилищах. Сравните со средними потерями в теплотрассах, и станет понятна разница, т.е. фундаментальная неэффективность таких «передовых» технических комплексов как ГЭС. Эта фундаментальная — физически обусловленная неэффективность ГЭС проявляется в массе экологических последствий, возникающих на зарегулированных реках.

Заканчивая методический комментарий по оценке ГЭС надо подчеркнуть, что высокое место ОАО РусГидро в рейтинге не отражает истинную эффективность ГЭС, основных реальных активов этой компании. Это лишь следствие наличия в составе РусГидро трёх очень крупных энергосбытовых компаний, «эффективность» которых завышена несоразмерно роли этого бизнеса в реальной экономике.

Продукция в денежном выражении у разных видов деятельности может сильно различаться по маржинальности (т.е. по выгодности). Есть выгодные виды деятельности, есть не очень выгодные, но необходимые. Поскольку эта «выгодность‑невыгодность» не имеет никакого отношения к фундаментальной эффективности, то прямое использование выручки в качестве «П» исказит оценку и, главное, сравнение предприятий разных отраслей друг с другом (нефтяники всегда будут эффективными, а угольщики — неэффективными). Для устранения этого сдвига используется следующий алгоритм. Для каждого из ста видов деятельности определяется средний показатель выручка/работа (по числу занятых, потреблению ресурсов, энергии и др.). У «выгодных» видов деятельности этот показатель маржинальности (от финансового термина «маржа») высокий, у трудных видов деятельности — низкий. Вот на это значение (разное для разных видов деятельности) делится выручка каждого предприятия. У высокомаржинальных видов деятельности знаменатель большой, у низкомаржинальных — маленький. В расчетах эколого‑энергетическая эффективность — П/(В*Э), где П — это выручка, деленная на маржинальность.