Раскрытие экологической отчетности

Интерфакс-ЭРА

Эколого-энергетическое рейтинговое агентство

Устойчивое развитие без экономического роста: теория для кризиса, прогноз роли инвестиций, перспективы энергетики и планов Китая

Для новых реалий геополитики и экономического развития особенно важен осторожный подход к инвестированию в крупные гидроэнергетические объекты. Создание новых узлов энергетической инфраструктуры требует не только значительных накоплений (которые без «роста экономики» весьма неопределенны), но и очень дальнего прогноза, поскольку последствия создания ГЭС разнообразны и сложны не только для экономики и общества, но и для природы. В отличие от малых и средних объектов – экологические последствия гидроэнергетического строительства нельзя вывести за скобки прогнозных оценок.

Представляемая работа выросла из цепочки обзоров по гидроэнергетике в бассейне р. Амур, подготовленных экспертами Интерфакс‑ЭРА и портала «Белая книга. Плотины и развитие». В какой‑то момент стало понятно, что все эти планы преобразования не зависят от того, возникло ли наводнение или кому‑то поручили построить очередную электростанцию. Они связаны с тем, что здесь заворачивается узел взаимоотношений двух разных экономических систем, мучительно пытающихся нащупать путь стратегической кооперации в условиях стремительно развивающегося глобального цивилизационного кризиса.

Потянув рассуждения за эту ниточку, составители обзора в какой‑то момент споткнулись на планах масштабных инвестиций кажущихся само собой разумеющимися. Потребовалось связать общей логикой несколько достаточно разных сюжетов:

  • Теоретические основания как возможных, так и невероятных вариантов развития, определяемых фундаментальными закономерностями эволюции сложных систем.
  • Системно обусловленные изменения функций инвестиционного процесса для крупных и длительно существующих гидроэнергетических объектов, в т.ч. в Приамурье.
  • Понимание современных тенденций в развитии Китая, который рассматривается в качестве потенциального источника инвестиций и инициатив.

Ниже в боксе приведен первый уровень оглавлений, а далее дано краткое реферативное изложение опубликованных материалов, часть которых размещена на сайте Тематического сообщества по большим плотинам. Все гиперссылки работают и по ним можно смотреть полные тексты разделов обзора.

УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ БЕЗ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА:
Оглавление

РОССИЯ ВПИСЫВАЕТСЯ В МИРОВОЙ ТРЕНД РАЗВИТИЯ БЕЗ РОСТА

ВСМАТРИВАЕМСЯ В БУДУЩЕЕ. Закономерности, системные аналоги и теоретические основы мониторинга глобального кризиса, участниками которого мы являемся

ИНВЕСТИЦИИ В ГЭС. Желаемое и невозможное в энергетике на стадии развития без «роста» экономики

СОВРЕМЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ СИТУАЦИИ В КИТАЕ И ЕГО БУДУЩАЯ РОЛЬ В ЕВРАЗИИ. Взгляд «изнутри» и «снаружи»

Реферативное изложение обзора

УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ БЕЗ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА:
Теория для кризиса, прогноз роли инвестиций, перспективы энергетики и планов Китая

Доминирующая система общественно‑экономических отношений сформирована под управление «ростом экономики», который до сих пор отождествляется с понятием «развитие». Но «рост» – не единственно возможная стадия развития. Достигнув объективных пределов – развитие от «роста» закономерно переходит к новому качеству, в котором стержнем уже становятся интенсификация производства (увеличение эффективности) и оптимизация структуры (увеличение адаптивности). В условиях перехода к развитию без «роста экономики» функция инвестиций в объекты энергетики кардинально изменятся…

РОССИЯ ВПИСЫВАЕТСЯ В МИРОВОЙ ТРЕНД РАЗВИТИЯ БЕЗ РОСТА

Что происходит с развитием? Экономический кризис 2010‑х связан с достижением глобальных пределов роста потребления. В качестве завершения стадии экстенсивного роста выступают документально зафиксированные факты: демографический переход реальность многих стран, в Мире сокращается использование земель, выросла площадь «дикой природы», снижение ночной освещенности Земли видно даже из космоса. Торможение экономики в Китае развивается как классическая иллюстрация к моделям экологических пределов роста.

Все перечисленные факты являются фундаментальными признаками перехода от экстенсивной к интенсивной фазе эволюции человечества…

ВСМАТРИВАЕМСЯ В БУДУЩЕЕ:
Закономерности, системные аналоги и теоретические основы мониторинга глобального кризиса, участниками которого мы являемся

Модель развития в представлениях Общей теории систем

Общая теория систем (ОТС) дает представление о самых общих законах развития и позволяет судить о том «что есть, что может быть, а чего не может быть никогда». Применение ОТС дает описания лишь макроскопических закономерностей и тенденций, но зато эти тенденции основаны на всеобщих природных законах и практически со стопроцентной вероятностью реализуются.

Развитие любой системы имеет фазу экспансии (роста за счет освоения внешних ресурсов – экстенсивный этап), которую сменяет интенсификация (повышение КПД использования ресурсов – интенсивный этап) и дальше «замыкание» по веществу–энергии с цикличным функционированием по типу экосистем (экологический этап). Сегодня мы находимся на фазе перехода от экстенсивного к интенсивному этапу развития. При этом основной вектор прогрессивного развития сдвигается в нематериальную, информационную сферу через рост разнообразия образующих систему форм, а также разнообразия способов их взаимодействия друг с другом и с внешней для системы средой.

Свидетельства и признаки фазового перехода развития цивилизации на интенсивный этап

Демографический переход. У человека в определенный момент эволюции социальное наследование перешло в новое качество, допускающее взаимодействие «всех со всеми». Человечество образовало единую демографическую систему, скорость роста которой, пропорциональна квадрату численности населения. Однако, квадратичный рост, описываемый гиперболой, с ростом числа элементов достаточно быстро входит в режим с обострением, при котором функция по выражению математиков, обращается в «дурную бесконечность». Именно этот момент резкое увеличение скорости роста популяции, сменяется столь же стремительным падением темпов прироста. Модель эволюции человечества парадоксально указывает на её глобальную независимость от внешних ресурсов в течение всей истории развития. Причиной остановки роста человечества будет не дефицит ресурсов, голод и вымирание, а системная преадаптация, нацеленная на недопущение подобных катастрофических явлений.

Биологические предпосылки демографического перехода. Механизм преадаптации, приводящий к остановке роста обнаружил этолог Джон Кэлхаун в результате опытов с колониями грызунов. В условиях, идеальных по питанию, санитарии, наличию убежищ обитатели «мышиного рая» закономерно переходят к деструктивному поведению при высокой скученности. Это выработанный эволюцией поведенческий механизм, предотвращающий истощение ресурсов. Однако, частота контактов, которая угнетает и губит «мышиный рай», при наличии разума несет функцию межличностного информационного обмена и распространения новых идей, знаний, культурных и культовых феноменов, в конечном итоге повышающих жизнеспособность общества. Разнонаправленность биологических и социальных последствий перенаселенности формирует различия стран и находящихся в них мегаполисов в балансе преимуществ социальных взаимодействий и биологических (поведенческих) последствий перенаселенности.

Ускоряющиеся эволюционные процессы. История планетарной системы представляет собой последовательность качественно различных фаз развития, с последовательно сокращающейся длительностью. Предел последовательности ограничен периодом 2000‑2030 годов.

При смене моделей социально‑экономического развития многие закономерности, законы, догмы, казавшиеся незыблемыми на предыдущем этапе, перестанут адекватно отражать действительность. Все управленческие действия в ходе текущего кризиса имеют очень высокую цену из‑за высокой плотности событий. Поэтому особенно важны любые знания о кризисах – их признаках, свойствах, закономерностях возникновения и развития.

На всех этапах эволюции в моменты фазовых переходов системообразующими становятся формы, которые уже существуют, но не играют ключевой роли (избыточное внутреннее разнообразие системы), а лишь лучше других готовы приспособиться к новым условиям планетарной системы.

Системное понятие о кризисах и их свойствах – основа прогнозов в период фазового перехода

В ОТС кризис определяется как качественное преобразование. Качественные изменения в системе могут быть отрицательными (что‑то исчезает) и положительными (что‑то, наоборот, появляется). Всем кризисным процессам присущи сходные черты, что создает инструмент для прогнозирования. Смена «схемы процесса» в развитии системы затрагивает её подсистемы управления – старые управляющие механизмы уже ослаблены и исчезают, новые только формируются и не окрепли. «Предоставленная самой себе» система в кризис ведет себя наиболее «естественно», то есть в соответствии с самыми общими законами развития. Для управляемых «вручную» систем кризис – это чуть ли ни единственный момент, когда можно достоверно прогнозировать их будущее. При вхождении в кризис в системе существенно возрастает разнообразие, она как бы «ищет» селективно ценные элементы и отношения, которые в новых условиях и станут доминантой. В точке кризиса все доступные системе состояния равновероятны (фазовый переход воды в лед, жидкость, пар), возможны бифуркации в любом направлении. Причиной их могут стать даже случайные внешние факторы или специально внесенные «ядра кристаллизации». Фазовыми переходами в социально‑экономических системах сложно управлять, но вполне возможно их научное прогнозирование.

Феноменология развития и кризисов

Биосфера в своей истории не раз проходила через разнообразные кризисы, однако сложность объекта не позволяет построить количественные теории и приходится довольствоваться обобщениями эмпирических знаний. Обобщения, оформленные в описания принципов, правил, законов или суждения о возможности существовании определенных закономерностей, представляют собой ценный багаж эмпирических знаний о кризисах при сменах фаз развития. Из нескольких хорошо организованных компиляций подобных обобщений выбран достаточно репрезентативный ряд суждений, которые представляют интерес в качестве инструментов прогнозирования.

Кризис и посткризисное Будущее

В данной главе теоретические закономерности, эмпирические правила и следующие из них выводы применены для поиска решений практических задач переходного кризисного периода и чуть более отдаленной перспективы. Приведены первые обобщения в виде коротких классифицированных по темам тезисов, дающих общие представления об объектах, процессах, признаках. Это «сводка правил», содержащая своего рода «руководство к действию», при вступлении в цивилизационный кризис и по мере его развития.

ИНВЕСТИЦИИ В ГЭС:
Желаемое и невозможное в энергетике на стадии развития без «роста» экономики

Не ждите спроса на энергию сверх достаточного для нормальной жизни людей

Потребление электроэнергии и энергоносителей на планете всё еще растет, однако тенденции динамики спроса на энергию в разных отраслях, с учетом технического прогресса, показывают, что человечество как целое не может или не хочет потреблять все больше и больше. Или не хочет больше работать, чтобы больше потреблять.

С точки зрения Общей Теории Систем совокупность приведенных фактов и наблюдаемых тенденций свидетельствует о естественной и неизбежной (от этого не менее драматичной) смене парадигмы развития человечества (мегатипа хозяйствования) с экстенсивного освоения природных ресурсов на интенсивное. Природным аналогом этой смены парадигм служит сукцессионная смена сообществ. Исчерпание ресурсов экстенсивного роста, как в природных системах, так и в экономике характеризуется стагнацией потребления первичных ресурсов. Такой переход самым драматическим образом скажется на развитии энергетической отрасли…

Ситуация с инвестициями – мозаика фактов и артефактов

Все более удлиняющиеся периоды развития без роста неизбежно ведут к отказу больших контингентов людей от увеличения ими нормы накоплений (запас на чёрный день)… В пуле инвестиционных ресурсов, ищущих применения по всему миру, какое‑то время будет увеличиваться доля накоплений, сформированных и управляемых с участием суверенных государств или их объединений… Снижение нормы накоплений предопределяет тренд от инвестиций «в стены и плотины» к более дешевым и эффективным инвестициям в смену оборудования и совершенствование бизнес‑схем управления, не в создание новых объектов, а в повышение эффективности уже существующих…

Использование теории развития для прогноза трансформаций инвестиционного процесса

Системное сродство экономических и физических процессов, распространяется и на инвестиции, что позволяет приложить закономерности перехода от экстенсивного к интенсивной стадии развития для прогноза изменений в инвестиционном процессе. В предельно общем виде понятия «накопления» и «инвестиции» напрямую связаны с понятием количества: это вложение какого‑то количества ресурса с целью получения еще большего его количества. Эта смысловая привязка к определяющему признаку экстенсивного этапа (количеству) подтверждает принадлежность понятий «накопления» и «инвестиции» именно экстенсивной фазе социально‑экономического развития.

После перехода к интенсивному развитию материальные накопления и инвестиции могут вообще отсутствовать или в корне поменяют смысл. Ключевым становится понятие эффективности«качества» использования «количества»:

  • рост прибавочного продукта при неизменных затратах натуральных ресурсов;
  • успех развития не в сумме богатств, а в повышении эффективности и в создании не существовавших ранее качеств;
  • ресурсы человеческого труда смещаются в придумывание способов его замены (проектирование машин, роботов, био‑, нано‑, агротехнологий и т.д.), оптимизацию (логистику), создание среды для творческого обеспечения этих операций.

Следствием сетевой организации общества, бизнеса, управления становится:

  • кардинальное снижение числа промежуточных транзакций в экономике (в мире непрерывных обновлений продуктовых линеек вместо покупки вещей предпочтителен доступ к ним «на время» без оформления собственности);
  • для отношений «всех со всеми» более пригоден сбор множества маленьких сумм из разных источников по образу краудфандинговых кампаний;
  • разнообразие форм коллективного создания‑использования продукции требует массовых способов фиксации полезных нефинансовых вложений в проекты – собственной энерго‑ресурсной и экологической эффективности участников, их опыта коммуникации с партнерами, социальной ответственности (для бизнеса) и общественно признанного авторитета (для органов власти и физических лиц).

В информационной, медийной, научной, культурной сферах любые, даже крупные проекты вполне могут реализовываться вообще без централизованных вложений, в том числе материальных.

Аналогии с природными системами в описании накоплений и инвестиций

Основные закономерности и правила обновления элементов (материала) систем, находящихся на интенсивной фазе развития, можно описать с привлечением феноменологического анализа аналогий в развитии экономических и других типов систем. Лучшим аналогом, адекватным экономике по сложности и темпам эволюции, могут выступать экосистемы биосферы Земли. Повсеместное формирование накоплений экстенсивными компонентами экосистем (растительность) и отсутствие аналогичных процессов у подсистем интенсивного типа (царства животных, грибов, бактерий) подтверждает теоретически обоснованное предположение о закономерном снижении потребности в накоплениях при переходе к интенсивной фазе развития цивилизации. Именно это сходство позволяет на основе природных аналогов заглянуть в будущее инвестиционных процессов еще не сложившейся на сегодняшний день интенсивной фазы развития цивилизации. В этом разделе разобраны конкретные примеры, позволяющие по природным аналогам прогнозировать фундаментальные изменения в инвестиционных процессах.

Системные закономерности в инвестиционных перспективах гидроэнергетики Приамурья

Применение к социально‑экономическому развитию Приамурья теоретически обоснованных закономерностей и системно сходных аналогий, взятых из процессов развития живой природы, позволяет сформулировать прогнозные суждения об энергетическом будущем Приамурья. Интерес к прогнозу экономического развития этого региона возник после экстремального наводнения и в связи с намечающимся «восточным вектором» экономического развития России, особенно сотрудничества с Китаем. Бифуркации развития, ожидаемые в связи с фазовым переходом от экстенсивного к интенсивному этапу эволюции цивилизации, способны изменить линейные тренды современного существования, не обнаруживающего особых перспектив для экономики российского Приамурья.

Главный вопрос прогноза – вероятность того, что Приамурье станет ареной, на которой раньше и быстрее, чем в других регионах сложатся (распространятся) новые типы социально‑экономических отношений и произойдет их оформление в правовых нормах или признаваемых большинством субъектов экономики принципов (понятий, традиций и этики) партнерства. На экспертном уровне такая вероятность в Приамурье рассматривается как крайне низкая. Но исключить такой путь развития событий нельзя.

Крупнейшая инициатива руководства Китая – проект «Шелковый путь» – лишь на первый взгляд сосредоточен на транспортных коридорах. Реальный же смысл и новизна проекта будет во взаимопроникновении, обмене, ассимиляции укладов и решений друг друга. Новым здесь, скорее всего, станет сам принцип взаимного дополнения разных систем и культур ведения дел. Шелковый путь – это вынужденный шаг Китая для обеспечения жизнеспособности своей экономики, упершейся в пределы роста, в т.ч. экологические. Но, попав на эволюционную точку бифуркации, этот план может сработать совсем не так, как видится из Пекина или Москвы. Симбиоз экстенсивных и интенсивных подсистем, прорыв на периферии двух систем и вынужденное формирование новых правил ведения бизнеса с зарубежными партнерами могут дать неожиданные результаты. Поэтому китайских товарищей и партнеров с проектом Шелкового пути надо встречать в Приамурье разработкой системно обоснованной стратегии развития этого региона.

Гидроэнергетика Приамурья в федеральных стратегических проработках

Российские энергетические планы изложены в проекте стратегии до 2035 года. При знакомстве с этим 267‑страничным документом в памяти всплывает образ отраслевого МинТопЭнерго, потому что в проекте стратегии 90% материалов посвящены ТОПЛИВУ – прогнозам запасов, добычи и цен угля, урана, нефти, конденсата, газа… только что про дрова не написали. А вот СТРАТЕГИИ, как системы действий для достижения целей устойчивого развития, в документе практически нет.

Для нового этапа развития страны нужны не столько балансы запасов‑добычи‑цен, сколько советы по фундаментальным решениям и управленческим действиям на всей цепи от разведки, через добычу и электрогенерацию – к конечному потреблению. Нужно найти ключевые звенья этой цепи и расписать реалистичные для новых условий (без «роста» экономики) варианты вывода энергосистемы России на новые принципы развития, при которых запасы нефти, газа, угля… да и тех же дров перестанут быть «ресурсным проклятьем» страны.

Справка для инвесторов о программе компании РусГидро по созданию «противопаводковых ГЭС» на притоках Амура

Обстоятельная оценка планов создания «противопаводковых» ГЭС сделана экспертом портала «Белая книга. Плотины и развитие» Евгением Симоновым по просьбе руководства крупнейшей китайской гидроэнергетической компании «Три ущелья». Евгений Симонов такие комментарии подготовил и, после истечения согласованного эмбарго на публикацию, предоставил нашему порталу и некоторым СМИ.

Определенно, что анализ инвестиции в энергетику Приамурья нельзя считать законченным, как не окончена жизнь этого региона, волею судеб попавшего на стык интересов двух крупных держав и движущегося к процветанию по историческим ухабам этих отношений. Новые краски и, весьма вероятно, новые инвестиционные планы уже формируются вокруг проекта Шелковый путь. Оценка этих планов на фоне современной ситуации в Китае посвящена третья часть настоящего обзора.

СОВРЕМЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ СИТУАЦИИ В КИТАЕ И ЕГО БУДУЩАЯ РОЛЬ В ЕВРАЗИИ:
Взгляд «изнутри» и «снаружи»

Большинство российских экспертов не интересуется тем, что творится по ту сторону российско‑китайской границы. Для ликвидации этого информационного перекоса Интерфакс пригласил давно живущего и работающего в Китае эксперта Евгения Симонова (Реки без границ) и следящего из России за китайскими и мировыми инновациями Игоря Шкрадюка (ЦОДП). В обсуждении участвовали В.В. Артюхов и А.С. Мартынов (Эколого‑энергетическое рейтинговое агентство Интерфакс‑ЭРА). Стенограмма расшифрована В.В. Артюховым и литературно обработана А.С. Мартыновым с учетом уточнений и дополнений, сделанных всеми участниками обсуждения.

Аграрная держава

За последние 20 лет, в связи с антропогенной деградацией земель, нерациональным производством и климатическими изменениями, Китай вынужденно переместил основной центр производства жизненно важного продовольствия к границе с Россией. Сейчас, как это ни странно, основной центр производства зерна в Китае находится вовсе даже не на благодатном юге и не на Янцзы, но в провинции Хейлунцьзян (и шире – на всей территории бывшей Манчжурии). Там производится зерна больше, чем в любой другой провинции и в любом другом кластере провинций. Современную отчетность надо искать, но к 2009 г. доля региона по статистике уже достигала уровня 11% зерновых…

Ранее 20 лет назад высвобождавшееся сельское население в Китае решительно нечем было занять. Поэтому оно вынуждено было мигрировать в другие сельские местности в поисках возможности заниматься земледелием. В Россию эти люди выезжали, потому что они по той же цене получали у нас большее количество земли, которую могли обрабатывать. Для крестьян это очень понятные аргументы. Кончились все стимулы с того момента, когда внутри Китая возможность сдать свой крохотный клочок земли в аренду и пойти в подсобные рабочие на стройку, стала более привлекательной, чем ехать работать в Россию. А случилось это около 2007 года, когда сельскому хозяйству были даны невиданные льготы и предложены стимулы для производства зерно‑бобовых. Это государство спохватилось, что все больше крестьян производит дорогие технические культуры, не обеспечивающие продовольственной безопасности…

Экологические пределы экономического роста в действии

В последнее десятилетие в Китае создают множественные стимулы местным производствам модернизироваться или умереть, получив компенсацию достаточную для ухода в иной менее грязный бизнес (в сектор услуг, например). Эти изменения происходят не на уровне отдельных бизнесов, а на уровне систематического воздействия на промышленные кластеры, или на районы…

За прошедшее после цилиньской катастрофы десятилетие в Китае реки почистили очень серьезно, причем быстро чистят… В северо‑восточном Китае только что прошла десятилетняя программа модернизации, которая называлась «возрождение промышленных баз Северо‑востока». Опираясь на организационные возможности, которые предоставляют достаточно крупные предприятия, государство в районе с 2003‑05‑07 годов 10 лет целенаправленно вкладывалось, чтобы там была современная инфраструктура и, что важнее, современный менеджмент…

Точно так же, по‑военному прямолинейно, в Китае поступили и с лесным хозяйством, включая советские леспромхозы сохраненные с 50‑х годов, а то и созданные японцами лесные базы времен Манчжоу‑го…

Страна заглянула за ту грань, где пренебрежение экосистемными функциями природной среды чревато стремительным падением качества жизни за пределы допустимого. Китай последние три года живет за этой гранью и совершенно сознательно принялся отыгрывать назад в достаточно печальных условиях. В этом Пекине, когда его накрывает смог, всё предельно ясно: дальше – путь в никуда…

Управляемая энергетическая революция

Ключевые процессы в китайской промышленности завязаны на тенденции в энергетике, где 70% первичного топлива это уголь. Китай ставит задачу от угля уйти и авральным способом замещает угольную генерацию в крупных городах… Углеводородные источники будут расти только на далеких диких окраинах – просто потому что есть определенная инерция (их стали строить 2‑3 года назад)…

Пока российские электроэнергетики закладываются на экспорт в Китай, на противоположной стороне Амура, где эту энергию они предполагают сбывать, сжимается спрос на энергию «любой ценой». Для внутреннего производителя в Китае критична цена экологическая, а для импорта – цена денежная.

Единственным энергетическим сектором, который заметно развивался в северо‑восточном Китае, была ветровая энергетика, все остальное стагнировало. И это при том, что буквально 2 года назад половина китайских ветряков не были элементарно подключены к сети…

Развивается, и дальше будет развиваться, передача энергии из более избыточных районов. Под промышленную эксплуатацию ставятся 2000‑3000‑километровые линии постоянного тока в центральный Китай (собственно в район Пекина и Шанхая) от работающих в бассейне верхней Янцзы, в верховья Меконга, Салуина и Брахмапутры мощных ГЭС…

Иероглиф «Хэсие» (гармоничное развитие) на визитках парторгов

Все знают выражение «китайские церемонии». Чтобы приять решение в Китае, это нужно столько интересов правильным образом состыковать… В то же время существует множество очень разных механизмов делегирования властных полномочий. Европейский принцип субсидиарности крайне развит в Китае. Собирая большие налоги, центральное правительство обладает большими ресурсами для инвестиций. Тем не менее, эти инвестиции никто не вложит, если 30‑40‑50‑80% не будет вложено другими акторами, которые находятся на местах.

Генеральная линия ЦК КПК доводится разными способами. «Инструкторы райкомов», которых в России благополучно отправили в небытие, пока еще есть, но постепенно, при росте эффективности управления системой, отмирают. Все чаще в небольших организациях‑компаниях просто сдваивают должности директора и парторга. А в крупных компаниях не сдваивают, т.к. там на это есть естественная штатная должность… В Экспортно‑импортном банке Китая есть парторг – председатель совета, а есть управляющий президент банка. Надо внимательно смотреть иероглиф на визитке, иначе можно перепутать главного парторга с президентом.

Есть субъективное ощущение, что в Китае с приходом Си Цзинь Пина совпал системный сдвиг. В терминах теоретической модели развития экстенсивный этап эволюции Китая как серединной империи, исчерпан и начался переход к интенсивной ветви эволюции…

Приходящие извне управленческие инструменты, во внутреннем закрытом Китае, проходят серьезную обработку и отбор, прежде чем становятся безопасными для употребления в авторитарной китайской системе. Но китаизация значительной части таких новаций требует времени, когда недопереваренные инструменты, как в карантине, могут массированно использовать, но вовне или на периферии собственно внутренней жизни Китая…

В последние 4‑5 лет стало понятно, что дефицитом в Китае являются не ресурсы, которые довольно легко привлекаются извне, а приемлемая для жизни социально‑экологическая среда, которая позволяет поддерживать общественное согласие – гармонию… Два иероглифа «хэсие» – гармоничное, сообразное, уравновешенное…

Последняя отдушина экстенсивного развития

По мнению экономистов, в Китае слишком много инвестиций и слишком много мощностей для строительства. Эту гигантскую инфраструктуру, разросшуюся в предыдущие 15 лет, пытаются системным образом вывести вовне, чтобы Китай сам себя не сжирал… По субъективному (Западному) восприятию проекта «Шелковый путь«, он должен решить проблему «компенсации», что позволит продолжить получение выгод от старых технологий развития, но освободит от их тлетворного влияния саму территорию Китая…

Но «западное» восприятие Шелкового пути – это только одна проекция. Любая китайская действительность прелестна своей многоплановостью. Для одного и того же явления у китайцев совершенно естественно существует врожденная способность использовать семь объяснений…

Шелковый путь: мобилизация стратегического преимущества – китайской коммуникабельности

Первоначально, в рамках компенсационного понимания, казалось, что Шелковый путь – блеф, потому, что сколько бы ресурсов в Китае не было, этих ресурсов на такую махину никогда не хватит. Но позже стало ясно, что Шелковый путь может работать как мобилизационная система, снежный ком, который каким‑то образом либо привлекает новые ресурсы, либо увеличивает эффективность процессов. Тогда он заработает за счет вовлечения ресурсов других игроков. Но есть еще возможность задействовать производство ценностей нового типа – нематериальных в самой своей основе.

Что возить по Шелковым путям, когда мир насытился вещами? Производство информации и средств работы с ней (раньше тиражей книг, потом радиоприемников и ТВ, еще позже компьютеров и гаджетов, а завтра речевых переводчиков, навигаторов по интересам всех людей мира…) не насыщается! Внучка, научившая бабушку на другом конце страны разговаривать по бесплатному Скайпу несколько часов в день, производит нематериальную ценность, которую мерить не умеют и в статистике не отражают.

Чтобы произвести то, что купят ушедшие вперед страны, нужны люди с такой же, как в этих странах или более высокой интенсивностью коммуникаций. Главным конкурентным преимуществом вновь станет невероятная коммуникативность китайцев… Когда конечные продукты и средства их создания стремительно уменьшились в масштабе (вплоть до микро, нано) или вообще нематериальны, массовый китайский бизнес в основном мелкий (19 человек в среднем в компании) получит возможность стремительного распространения инноваций.

Шелковый путь предполагается как система взаимоотношений Китая и Евразии, средством производства и продуктом которых станут коммуникативные инструменты. Инфраструктура – лишь подспорье.

Поиски взаимности с соседями

В своих соседей по Евразийскому континенту Китай вкладывает только 27% своих зарубежных инвестиций, а остальные 75% они в Африке, в Америках и в Австралии. На фоне исторически обусловленной взаимной осторожности задуманный сейчас ход, пытается помирить Китай со своими соседями на новой взаимной основе…

Демонстративное желание «не навязывать себя» имеет поистине шизофренический характер – с одной стороны мы с вами вместе будем строить китайский Шелковый путь, а с другой стороны, ребята, это и ваш Шелковый путь. Почувствуйте его как своё. Самое время игрокам встать и сказать, причем публично: – да, мы чувствуем Шелковый путь как своё дело и рулить будем вот сюда. После этого можно следить за реакцией Китая. Тех, кто заявит такую позицию, скорее всего, возьмут в долю или хотя бы привлекут к созданию правил игры…

Реально стоит задача создания дополнительных инструментов международного порядка, уравновешивающих и комплементарных всему Бреттон‑Вудскому механизму, потому, что по многим параметрам имеющихся механизмов действительно не хватает.

Наш Шелковый путь: «Зеленый или проиграем!»

Экологическая ответственность обязана быть институтом именно на Шелковом пути в целом, а не в порядке отдельных договоренностей между странами.

Китайские чиновники, ученые, общественники и «люди в штатском», совершенно единообразно понимают императив «позеленения» Шелкового пути: «Зеленый или проиграем». Для того чтобы Путь был шелковым, необходимо, чтобы в целом он имел признанный инструментарий ответственности и верификации участников, которые бы способствовали строительству новой зеленой (социально благостной и главное более эффективной) системы глобального менеджмента.

Глобальная инициатива по рейтингам устойчивого развития (GISR) ставит целью создать кредитные рейтинги, основанные на нефинансовых показателях, уже к 2020 году. Если Россия и Китай упустят момент для продвижения своих интересов на ранней стадии разработки методик и стандартов, то они в очередной раз будут навязаны им извне.

В сложившейся ситуации Китаю недостает свободы выбора и интеллектуальных ресурсов, поэтому он остро нуждается в активных, проактивных союзниках, в числе которых ожидаемо должна быть Россия. Россия может предложить Китаю превентивную работу по развитию набора инструментов экологизации производства и проектного финансирования (экологической оценки, нефинансовой отчетности, учета экосистемных услуг, бенчмаркинга энерго‑ресурсоёмкости производства, рейтингов экологической эффективности и устойчивого развития, принципов зеленого кредитования), тем более что самому российскому бизнесу все доктора прописывают их применение.

Без проактивных действий Шелковый путь и новые механизмы мирового менеджмента, в первую очередь Азиатский инфраструктурный банк, банк БРИКС и другие развиваемые финансовые институты будут стреножены путем привнесения политической мотивации в, безусловно, необходимые нормы экологической ответственности.