2. Эффективность и факторы развития реальной экономики России за 12 лет

 

Факторы развития экономики России. Интегральные показатели производства продукции, эко-энергетической эффективности производства продукции (общего КПД экономики) и технологической эффективности (качества работы всей совокупности техники и оборудования) позволяют дать комплексную оценку развития реального сектора экономики России и составляющих её факторов. Этих трёх критериев, а также показателей их динамики вполне достаточно для объективного описания и оценки развития любых производственно-экономических систем.

Диаграмма 2.1.

Диаграмма 2.1. Динамика факторов развития в реальном секторе экономики России

Производство продукции. На приведенной диаграмме верхняя кривая построена по значениям индекса физического изменения объемов продукции в совокупности отраслей, имеющих реальное производство, в период с 2000 по 2011 гг. Изменения валовых объемов производства отражают и подъем экономики начала десятилетия, и кризис 2008-09 г.г., и восстановление производства к 2011 году.

Из значимых особенностей обратим внимание на уровень роста производства, который в реальном секторе экономики (по вполне репрезентативной выборке предприятий) и близко не приближался к уже подзабытой цели «удвоения ВВП» к 2010 году. Если Росстат и Минэкономразвития насчитывали нечто, приближающееся к «удвоению», то это никак не могло быть реальной продукцией. В лучшем случае это были не имеющие физического эквивалента «услуги», а, скорее всего, в официальной статистике докризисного периода представлена гремучая смесь финансовых и ценовых (для нефти и газа) пузырей с политически целесообразными подтасовками. В то же время 30% рост реальной продукции можно оценивать как серьезное достижение. Просто его не надо сравнивать с фантомными показателями роста экономик развитых стран, где ВВП надувается финансовыми манипуляциями и даже с двухзначными (т.е. более 10%) темпами роста ВВП Китая. В последнем случае просто неизвестны истинные темпы роста реального производства в силу все той же «гремучей смеси» пузырей и подтасовок.

Эффективность производства продукции. Зеленая кривая на диаграмме 2.1. отражает изменения эко-энергетической эффективности реального сектора экономики России за тот же период времени. Согласно приведенной в первом параграфе обобщенной модели производства, это — изменения интегрального КПД производства полезного (физически реального!) продукта. Этот показатель интегрирует все механизмы изменения эффективности – качество и профессионализм рабочих, мудрость или глупость управления, технологические модернизации-деградации, качество и доступность используемых ресурсов, а также множество других изменений в состоянии человеческого, природного и технического потенциалов производства. Зеленая кривая показывает — как изменялось количество реального продукта на каждую единицу затрат энергии и природных ресурсов. В сравнении с динамикой выпуска реальной продукции зеленый сектор диаграммы показывает, какая часть общего роста производства обеспечена качественными изменениями. Все, что лежит выше кривой уровня эко-энергетической эффективности (бежевый сектор), произведено БЕЗ качественного улучшения производства,  т.е.  за счет простого тиражирования ранее достигнутых технологий и организационных схем. Такой рост производства является следствием использования экстенсивных факторов.

В период с 2000 по 2005 год экономика России развивалась подобным, исключительно экстенсивным, способом, вовлекая в производство все больше ресурсов, людей, структур государства и бизнеса, но без какого бы то ни было качественного улучшения производства. Более того, в 2002 и 2003 годах интегральный КПД производственной системы страны упал ниже уровня 2000 года. Видимо, сказались ликвидация Госкомэкологии и снятие барьеров для эксплуатации природных ресурсов. Соответственно, прирост производства достигался в основном за счет включения в процесс еще более отсталых технологий, малоквалифицированных кадров (в т.ч. руководителей) и примитивных оргструктур. Только с 2006 года в развитии экономики стали значимыми качественные улучшения. Именно в этот год темп роста эффективности сравнялся с темпом роста реального производства. Казалось, что забрезжили перспективы модернизации экономики… но в следующие два года, вплоть до первой фазы кризиса, экстенсивное использование достигнутого уровня производства опять, хотя и не сильно, опережало процессы качественного улучшения экономики.

Показательна динамика в кризисный период. Первая волна, докатившаяся до России лишь к осени 2008 года, сопровождалась качественным изменением производства. Падение объемов продукции было более значительным, чем спад КПД. Фактически это отражало лучшую реакцию на кризис (и большую «выживаемость») новых производств –  модернизирующихся и оптимизирующих использование всех категорий ресурсов: человеческих, природных, управленческих. Когда были развернуты программы поддержки экономики, стало заметно, что эта поддержка чаще попадает к менее эффективным структурам. Экстенсивный рост в 2010 году вновь по темпам опередил интенсификацию и, самое главное, в более спокойном 2011 году этот разрыв в темпах еще больше увеличился.

Эффективность (качество работы) оборудования. На фоне соотношений тенденций интенсификации и экстенсивного роста очень показательна красная кривая динамики технологической эффективности. Этот показатель совершенно не связан с выпуском продукции, он отражает физическую эффективность используемого в экономике страны оборудования, критерием которой выступает количество бесполезно затраченных ресурсов и образовавшихся отходов на каждый джоуль проделанной работы. Рост технологического уровня производства безусловно входит в обойму повышения общего КПД экономики, наряду с качеством управления, логистикой снабжения ресурсами, квалификацией персонала и другими механизмами интенсификации производства. Поэтому динамика технологической эффективности отражает вклад качественных изменений оборудования (модернизацию) в общую динамику производства, и этот вклад в течение всего 12-летнего периода анализа был отрицательным.

Вся интенсификация производства в стране не имела качественного технологического обеспечения. На разных уровнях деятельности органы управления, бизнес и работники выжимали продукцию из стареющего и все более чадящего мотора реального (производственного) сектора экономики. Темпы модернизации оборудования не поспевали за темпами его износа, моральной и физической деградации. Самое неожиданное, что отразила динамика технологической эффективности, это четкая связь волн ускорения и замедления темпов деградации оборудования с циклами президентских выборов. В начале каждого президентского срока деградация производственно-технического комплекса ускоряется, а к концу срока или замедляется (первый срок Путина), или даже сменяется небольшим ростом технологической эффективности. Определенно, причина такой цикличности кроется в инвестиционном поведении как частных собственников средств производства, так и государственных структур. Мы не беремся называть оптимальные для инвестирования моменты, а также сроки задержек, после которых проявляется рост технологической эффективности (нам для этого не хватает специфических знаний), но можем утверждать, что характерное время трансформаций технических подсистем находится в интервале нескольких лет. Именно при такой длительности можно зафиксировать волны модернизации технического комплекса в масштабе 4-х летнего избирательного цикла.